Ваше мнениеФирмыПишут
Наше видеоОб авторахКарта сайта
 

Новости сайта

    06.10.2009 12:04:45
    Новый раздел - наше видео
    Открыли новый раздел — «Наше видео «

    29.07.2009 15:24:20
    Тестируем форум
    Мы запустили форум. Принимайте участие.

    Архив "Новости сайта"

    ЛЮДВИГ ГЕНРИХ НИКОЛАИ И ПИСАТЕЛИ И ПОЭТЫ 18 ВЕКА

    Статьи История Выборга музей-заповедник "Парк Монрепо".

    Введение.

    Тема исследования «Людвиг Генрих Николаи и писатели и поэты 18 века» интересна тем, что дает возможность узнать, как зарождалась эпоха Просвещения, как она влияла на новый этап в истории человечества.
    Большой интерес представляет и изучение литературного окружения Л. Николаи, поэтов и писателей его времени. Взгляд на литературу 18 — начала 19 веков помогает проникнуть во внутренний мир Л. Николаи, понять, как формировались литературные вкусы и пристрастия этого удивительного человека, его поэтический мир.
    Людвиг Генрих Николаи происходил из дворянской шведской семьи, которая вследствие религиозных преследований переселилась в конце 16 столетия в Германию. Л. Николаи родился в Страсбурге, там же получал образование в университете. Поэтому можно говорить о том, что на формирование мировоззрения, литературных вкусов и собственного поэтического мира Л. Николаи повлияла культура нескольких стран. Как писатель, он принадлежал Германии, в которой получил образование и культуру которой знал лучше всего. Но путешествие во Францию после окончания Страсбургского университета и пребывание в этом центре европейской учености и культуры навсегда покорили Л. Николаи. Известно, что в домашней своей жизни и в частных отношениях Николаи отдавал предпочтение французскому языку. Знакомство во время посещения Франции с Дидро, Гриммом и другими блестящими литераторами, а впоследствии и встреча с Вольтером способствовали тому, что Л. Николаи с большой любовью и интересом будет относиться к французской литературе и культуре. Нельзя забывать и о том, что по происхождению Л. Николаи был шведом, поэтому шведская литература и культура тоже была ему близка.
    Таким образом, внутреннему миру Л.Г. Николаи были близки многие писатели и поэты 18 века. Можно говорить о созвучии убеждений, взглядов, отношения к литературе Л.Николаи и многих деятелей литературы эпохи Просвещения.
    Надо заметить, что проблеме связи Л.Г. Николаи с его современниками посвящены работы русских и зарубежных исследователей, среди которых книга Э. Хейера «Людвиг Генрих Николаи и его современники» (издательство «Мартинус Нейхофф», Гаага, 1965) и статья О.М. Глазковой «Театр в окружении Л. Николаи», в которой автор наиболее подробно останавливается на близких Николаи литературных явлениях Италии, Франции и Германии.
    Работая над темой, мы изучили работы ученых, посвященные развитию литературы 18 века, при этом наибольшее внимание было уделено литературе Германии и Швеции.
    Объект исследования: европейская литература 18 — начала 19 веков.
    Предмет исследования: близость и созвучие философских и литературных взглядов Л. Николаи и писателей и поэтов 18 — начала 19 веков.
    Мы ставили перед собой следующую цель:
     — выявить философские и литературные взгляды, особенности творчества писателей и поэтов 18 — начала 19 веков, близкие мировоззрению Л.Г. Николаи.
    Задачи исследования можно сформулировать следующим образом:
     — изучить наиболее важные общие закономерности развития зарубежной литературы 18 — начала 19 столетия,
     — выявить национальную специфику культуры различных стран этого периода,
     — исследовать своеобразие художественного мастерства самых значительных писателей эпохи Просвещения и первой трети 19 столетия,
     — рассмотреть творчество писателей и поэтов Германии, Швеции, наиболее близких Л.Г. Николаи и оказавших влияние на его литературное творчество.

    1. Многообразие направлений в культуре и литературе 18 века.
    Людвиг Генрих Николаи — человек 18 века. Чтобы разобраться в непростом внутреннем мире этого человека, нужно прежде всего окунуться в атмосферу его эпохи, в мир философских исканий и литературного творчества его современников.
    18 век- эпоха величайших социально-политических сдвигов в жизни народов Европы, важнейших общественно-политических событий. В пределах литературы и искусства Просвещения активно взаимодействовали, оказывая влияние, друг на друга, нередко борясь между собой, разные художественные направления, главными среди которых были: просветительский классицизм, просветительский реализм и сентиментализм.
    Прежде всего, литература и искусство просветительской эпохи прямо и непосредственно связаны с идеологией Просвещения. Деятели Просвещения нередко были не только писателями, но и философами, политическими мыслителями; они расценивали свою писательскую деятельность как прямое продолжение той борьбы, которые вели в других сферах духовной жизни. Литература и искусство Просвещения насквозь пронизаны философской проблематикой; нередко художественное произведение призвано, прежде всего, иллюстрировать, раскрыть в конкретно-чувственной форме те или иные философские идеи. Этим объясняется появление в литературе таких, например, жанров, как философская повесть.
    Характерное для деятелей Просвещения стремление оказать прямое влияние на умы и сердца современников определили откровенную, подчеркнутую публицистичность их творчества, а, следовательно, и акцентированную тенденциозность. Поэтому в литературе Просвещения значительное место принадлежало публицистическим жанрам — журнальному отчету, трактату — рассуждению, диалогу и т.д. Еще более существенно проникновение злободневно публицистических элементов в традиционные жанры литературы — роман, комедию, поэму и т. п.
    Ранее других формируется просветительский классицизм. В трудах, посвященных 18 веку, это направление нередко оценивается как пришедший в упадок «высокий» классицизм 17 века. Конечно, между просветительским и «высоким» классицизмом существует преемственная связь, но просветительский классицизм — это цельное художественное направление, раскрывающее не использованные до того художественные возможности классицистского искусства и обладающее специфическими чертами.
    Эти черты просветительского классицизма еще более отчетливо проступают в так называемом «революционном классицизме», возникшем во Франции в годы буржуазной революции конца века. Для «революционного классицизма» характерно более органичное, чем прежде, освоение античной темы, причем писатели обращаются преимущественно к истории не императорского, а республиканского Рима.
    Расцвет просветительского реализма относится к зрелому этапу Просвещения. Выдвигая, как и классицисты, принцип «подражания природе», писатели-реалисты истолковали его гораздо шире своих предшественников. Если в классицизме этот принцип сводился к «подражанию прекрасной природе», а, в конечном счете, и античному искусству, то в просветительском реализме этот принцип, хотя и истолковывается в духе метафизического материализма, означал вместе с тем признание, во-первых, способности искусства достоверно воспроизводить реальность; во-вторых, необходимости изображать в художественных произведениях все сферы действительности — и высокие, и низкие; в-третьих, огромной преобразующей роли искусства в жизни человека и общества.
    Исторически позднее других в Просвещении появляется третье направление-сентиментализм. В зарубежном литературоведении это направление нередко выводят за рамки просветительства и противопоставляют Просвещению с его культом разума. Сентиментализм возникает в эпоху, когда реальность уже начинает все более решительно опровергать просветительские надежды на движение человечества в эпоху разума. В противовес разуму выдвигается новый критерий — чувство. Но само это чувство в сентименталистском истолковании вовсе не иррационально.
    В заключении общей характеристики века Просвещения необходимо отметить, что эта характеристика, естественно, не исчерпывает всего многообразия направлений культуры и литературы 18 века, в которой можно обнаружить сложное переплетение черт различных художественных направлений в творчестве одного писателя и различные «пограничные явления». К тому же эта характеристика определяет лишь некоторые общие тенденции искусства 18 века, получающие национально-самобытное выражение в разных странах на разных этапах развития просветительской культуры.

    2. Людвиг Генрих Николаи и близкие ему писатели Германии 18 века.
    В «Заметке» потомка Л.Г. Николаи говорится, что наиболее близкой для Л.Г. Николаи была культура и литература Германии — страны, где он родился, воспитывался, получил образование, на языке которой создавал многие свои произведения (6).
    Литература немецкого Просвещения развивалась в условиях, существенно отличных от передовых стран Европы-Англии и Франции. В целом немецкое Просвещение тяготело к отвлеченным теоретическим проблемам, оно широко разрабатывало вопросы эстетики, философии языка. В этих областях немецкая духовная культура в последней трети века даже опережает другие европейские страны (3).
    Для политически раздробленной Германии характерна множественность культурных центров, сменявших друг друга или со¬существовавших. Они возникали в княжеских резиденциях, в университетских и вольных имперских городах — своеобразных оазисах духовной культуры. Такими центрами были Лейпциг, Гам¬бург, Геттинген, пока, наконец, в последней четверти века приоритет не утвердился за Веймаром — резиденцией маленького княжества, в котором сосредоточился весь цвет немецкой литературы — Гете, Шиллер, Виланд, Гердер (3).
    Немецкая философия эпохи Просвещения носила идеалистический характер. У ее истоков стоит Готфрид Вильгельм Лейбниц, выдающийся математик и философ рационалистического направления. Его идеи «предустановленной гармонии» мира, порождающей баланс добра и зла, причинно-следственной связи, управляющей миром, наконец, учение о множестве «возможных миров» оказали большое влияние на литературу и длительное время господствовали над умами не толь¬ко немецких, но и европейских просветителей. Но если в Германии идеи Лейбница и во второй половине века сохраняли свой авторитет, то в других европейских странах они подверглись решительной переоценке. К этому же времени относится деятельность и других философов-рационалистов — Кристиана Томазиуса, последователя Лейбница Кристиана Вольфа, друзей Лессинга — Мозеса Мендельсона, журналиста и книгоиздателя Фр. Николаи и др. (3).
    Раннее немецкое Просвещение  — это период становления журналистики, выполняющей просветительскую и объединяющую функцию. Становление немецкой просветительской литературы связано с деятельностью И о г а н н а Кристофа Готшеда (1700 — 1766). Его влекли литература и философия. С 1730 г. и до конца жизни он состоял профессором Лейпцигского университета, читал лекции по поэтике, логике, метафизике. Готшед неоднократно избирался ректором университета и возглавлял литературное Немецкое общество, выступил как создатель нравоучительных еженедельников «Разумные порицательницы» и «Честный человек» (1725 — 1729) по образцу английских сатирико-нравоучительных журналов Стила и Аддисона. Главной целью этих еженедельников было вос¬питание нравов на «разумной» основе, борьба с неумеренным следованием моде, щегольством, расточительностью и скупостью. Политические и социальные вопросы в журналах не обсуждались, а критика действительности редко приобретала сатирический характер. Однако именно еженедельники Готшеда дали толчок развитию немецкой журналистики.
    Наиболее значительным был вклад Готшеда в поэтическую теорию, в формирование нормы немецкого национального лите¬ратурного языка и в становление немецкого театра. В 1730 г. он выпустил свой главный труд «Опыт критической поэтики для немцев», в котором выдвинул основные положения нормативной классицистской теории. Готшед опирался главным образом на рационалистическую поэтику Буало ( «Поэтическое искусство», 1674), поставил перед немецкой литературой морально-общественную задачу, выдвинул требование профессионального мастерства, приобщил се к достижениям европейской литературы.
    Около середины века наступает перелом, ознаменованный появлением на литературном горизонте яркой поэтической личности, привлекавшей внмание многих современников — Клопштока. Лирический характер художественного дарования Клопштока полнее всего раскрывается в его одах. Содержанием оды впервые становится душевный мир поэта, масштабность и возвышенность чувств, интимные переживания, которые неизменно соотнесены с понятиями добродетели и славы, свободы и отечества, истины и бессмертия ( «К моим друзьям», «К Фанни», «Цюрихское озеро» и др.). Воспевая восторженную дружбу, чистую любовь и красоту природы, Клопшток возвеличивает благородное чувство как источник и критерий ценности человеческой личности. В тяготею¬щих к свободному стиху гимнах, лучшим из которых является «Весеннее празднество», скорбь о бренности жизни и ничтожестве человека на фоне грандиозной картины мироздания побеждается пламенной верой в благость Творца и бессмертие души.
    Уже современники называли Клопштока «реформатором немецкой Поэтической речи». (3). В основе его поэтического словаря узкий круг высоких, эмоционально выразительных слов. Таковы любимые поэтом абстрактные существительные, обозначающие чувство: «восторг», «вдохновение», «душа», «слезы». Таковы неопределенно-динамические глаголы, допускающие игру прямыми и переносными значения¬ми: «парить», «содрогаться», «изливаться», «трепетать», «прости¬рать». Таковы прилагательные, подчеркивающе субъективное авторское отношение к предмету: «печальный мох», «сладостное солнце». Язык поэзии получает в лирике Клопштока навую символиче¬скую функцию. Слова, вместо того чтобы передавать точный смысл и рисовать отчетливые зрительные образы, служат для создания лирического настроения, становятся символами смутных и неуловимых волнений души, не поддающихся логическому определению.
    Близким взглядам Л.Г. Николаи было и творчество Кристофа Мартина Виланда. (По материалам, содержащимся в статье О.М. Глазковой, Л.Г. Николаи сравнивали с Виландом). Кристоф Мартин Виланд (1733 — 1813) вступил в литературу в начале 50-х годов.Сначала Виланд пишет про¬изведения, проникнутые христианским благочестием и религиозным мистицизмом.
    В 1760 г. Виланд приезжает на родину в город Биберах, где его ждет сугубо прозаическая служба чиновника магистрата. Стремясь вырваться из мещанского окружения, в котором он оказался, Виланд становится частым посетителем аристократического салона в соседнем замке Вартхаузен, где он впитывает скептический дух французского Просвещения. Разрыв между прекраснодушным идеалом сентиментализма и реальной действительностью порождает в его сознании острый идейный кризис.
    Своей задачей Виланд провозглашает исследование нравственной природы человека, он хочет выяснить, «насколько способен преуспеть в добродетели смертный, подчиняющийся силам природы».
    С этими произведениями Виланда связано понятие немецкого литературного рококо, течения, развивавшегося в сложном взаимодействии с сентиментализмом. К признакам этого течения относятся культ грации, легкости и изящества, эпикурейский иде¬ал безмятежного наслаждения, интерес к жанрам пасторали и волшебной сказки, к стилизации и пародии.
    Такой же скептической двойственностью отмечены общественно-политические взгляды Виланда. Полемизируя с Руссо, он защищает теорию общественного прогресса и просвещенной монархии. Но красноречивые доказательства и яркие художественные иллюстрации этой теории неизменно сопровождаются у него недоверчивой усмешкой по поводу человеколюбивых гипотез, которые никогда не подтверждаются историей, и благородных утопий, которые никогда не становятся реальностью. Лишь непримиримая критика феодального произвола и религиозного фанатизма свидетельствует о твердости просветительских позиций Виланда.
    В 1769 — 1771 гг. Виланд — профессор философии и изящных искусств в Эрфуртском университете. Политический роман «Золотое зерцало» привлек к нему внимание веймарской герцо¬гини Анны-Амалии, которая в 1772 г. пригласила знаменитого поэта воспитателем будущего герцога. С этих пор Виланд до конца своих дней живет в Веймаре в дружеском общении с Гете, Шиллером и Гердером, способствуя вместе с ними превращению этого города в культурную столицу Германии. Однако и в годы «Бури и натиска», и в период «веймарского классицизма» Виланд сохраняет идейную и эстетическую независимость — в немецком Просвещении он представляет линию скептической критики идеализма. Главными произведениями Виланда веймарского пе¬риода являются сатирический роман «История абдеритов» (1774) и волшебно-авантюрная поэма «Оберон» (1780).
    Лучшим поэтическим произведением Виланда является поэма «Оберон». Написанная легкими, звучными стансами, она вобрала все богатство красок и настроений, присущих виландовскому рококо. Содержание поэмы составляет повествование об испытаниях любви, верности и душевного благородства, которым подвергает влюбленных царь эльфов Оберон, усомнившись в человече¬ской добродетели. Виланд раскрывает это содержание путем виртуозной стилизации разнообразных литературных источников, главным из которых является рыцарский роман. Лирический пафос, утверждающий просветительскую веру в человека, он объединяет с намеренным заострением сказочного неправдоподобия и идейной ограниченности, свойственных его средневековому ис¬точнику. Так, игра элементами средневекового и просвещенного сознания становится для Виланда выражением коренного проти¬воречия идеального и реального. Высокое поэтическое мастерство и своеобразное сочетание красочной фантазии с лириз¬мом и юмором ставит «Оберона» в один ряд с «Неистовым Роландом» Ариосто и «Русланом и Людмилой» Пушкина.
    В Веймаре Виланд на протяжении многих лет издает журнал «Немецкий Меркурий», один из самых популярных и влиятельных журналов своего времени. В годы Французской революции Виланд печатает в нем свои политические статьи и диалоги, в ко¬торых отражены колебания автора между признанием исторической закономерности революции и страхом за судьбу гуманистической культуры века Просвещения.
    В последние два десятилетия века происходит переоценки теоретических и творческих завоеваний писателей. В движении «Бури и натиска», получившем свое название по заглавию драмы Ф.М. Клингера, одной из самых ярких фигур этого течения, складывается новая художественная система, именуемая «веймарским классицизмом» и не имеющая прямых аналогов в литературе Англии и Франции. Движение «Бури и натиска» восстает против диктата разума и здравого смысла, ставит на первый план культ сердца, чувства, страсти. Фридрих Максимилиан Клингер в своей судьбе во многом схож с Л.Г. Николаи: в 1780 году принимает предложение стать чтецом у великой княгини Марии Федоровны; с этого момента его жизнь, как и жизнь Николаи, будет связана с Россией. Ф.М. Клингер сделал в России придворную и военную карьеру, занимал высокие посты, был директором кадетского корпуса и попечителем Дерптского университета, где и поныне хранится его библиотека. В своей ранней драматургии Ф.М. Клингер выразил мятежный дух позднего немецкого Просвещения, поставив в центр своих произведений сильную личность, пренебрегающую общественными условностями предрассудками.
    Лирическая поэзия периода «Бури и натиска» представлена произведениями питомцев Геттингенского университета. Людвиг Хельти, Иоганн Генрих Фосс, Матиас Клаудиус воспевают картины родной природы, бесхитростные радости и повседневные труды простых крестьян ( «Майская песня» и «Песня жнецов» Хёльти, «Вечерняя песня», «Мать у колыбели», «Колыбельная при лунном свете» Клаудиуса). В этих стихах, музыкальных, напевных, динамичных, чувствуется интерес к народной песне
    С Геттингенским союзом связано и творчество замечательного поэта Готфрида Августа Бюргера (1747 — 1794), создателя немецкой литературной баллады. Бюргера отличает смелое и откровенное изображение чувственной, земной любви, гораздо более конкретная и острая трактовка социальных и политических тем ( «Крестьянин своему сиятельнейшему тира¬ну», «Дворянин и крестьянин», баллада «Дикий охотник», «Разбойный граф»).
    В историю немецкой и европейской поэзии Бюргер вошел как автор баллады «Ленора» (1773). Баллада Бюргера стала идеальной моделью этого жанра, широко использованного в последующей литературе (особенно в эпоху романтизма); в ней сочетаются лирический, повествовательный и драматический мо¬менты. Фантастический сюжет свободно вписывается в реальную обстановку. Для Бюргера в «Леноре» и других балладах характерен простой, порою даже огрубленный язык, стилизация под приемы народной поэзии (повторы, восклицания, звукоподражательные слова). Баллада пронизана динамизмом.. «Ленора» была переведена на многие европейские языки. Русские переводы, созданные В. А. Жуковским ( «Людмила», 1808) и П.А. Катениным ( «Ольга», 1816), стали центром литературных споров тех лет.
    На фоне трудного, подчас трагического жизненного пути писателей своего поколения Иоганн Вольфганг Гете выглядит баловнем судьбы. Обратиться к личности Гете важно не только потому, что он был одним их величайших современников Л. Николаи, но человеком, с которым Л. Николаи встречался лично.
    Гете (Goethe) Иоганн Вольфганг — немецкий поэт, мыслитель и естествоиспытатель. Выдающийся представитель Просвещения в Германии, один из основоположников немецкой литературы нового времени, разносторонний ученый, обнаруживший в своих работах по естествознанию «…гениальные догадки, предвосхищавшие позднейшую теорию развития». (5).
    Ранние поэтические произведения Гете тяготеют к традициям анакреонтической лирики. Первый сборник стихов Гете издал в 1769 году. Новый период его творчества начинается в 1770 году. Лирика Гете периода «Бури и натиска» — одна из самых блестящих страниц в истории немецкой поэзии. Лирический герой Гете предстает воплощением природы или в органичном слияние с ней. Он обращается к мифологическим образам, осмысляя их в бунтарском духе. Историческая драма «Гец фон Берлихинген» (1773) отразила события Крестьянской войны 16 века, прозвучав суровым напоминанием о княжеском произволе и трагедии раздробленной страны. В романе «Страдания юного Вертера» (1774) Гете, использовав форму сентиментального романа в письмах, передает драматические личные переживания героя и в то же время создает картину немецкой действительности. В драме «Эгмонт» (1788), начатой еще до переезда в Вейрам и связанной с идеями «Бури и натиска», в центре событий — конфликт между иноземными угнетателями и народом, сопротивление которого подавлено, но не сломлено; финал драмы звучит призывом к борьбе за свободу.
    Десятилетие 1776-1785 — переходное в творческом развитии Гете. Реакция на индивидуалистическое бунтарство обусловила мысль Гете о необходимости самоограничения личности ( «Границы человечества»,1778-1781; «Ильменау», 1783). Однако верный героическим заветам гуманизма, Гете утверждает, что человек способен к творческим дерзаниям ( «Божественное», 1782). В этом противоречивость мировоззрениям Гете. Поэт не мог полностью избежать гнетущего влияния остальных социальных отношений, и поэтому «… то колоссально велик, то мелок; то это непокорный, насмешливый, призирающий мир гений, то осторожный, всем довольный, узкий филистер» (7).
    В конце 80-х гг. 18 века, оформляется концепция веймарского классицизма — особого варианта европейского и немецкого просветительства.
    Языческо-материалистическое восприятие античной культуры ярче всего выражено в «Римских элегиях» (1790), прославляются плотские радости. Позднее в балладе «Коринфская невеста» (1797) Гете противопоставит это жизнеутверждающее язычество аскетической религии христианства. Трагедия «Ифигения в Тавриде» написана на сюжет древнегреческого мифа, идея трагедии — победа человечности над варварством. Великая французская революция получает непосредственное отражение в «Венецианских эпиграммах», в драме «Гражданин-генерал», новелле «Беседы немецких эмигрантов». Гете не приемлет революционного насилия, но вместе с тем признает неизбежность социального переустройства. В эти годы он пишет сатирическую поэму «Рейнеке-Лис», обличающую феодальную произвольность. В поэме «Герман и Доротея», написанной гекзаметром, по жанру близкой к идиллии, Гете сталкивает тихий патриархальный уклад немецкого захолустья и «небывалое движение», развернувшееся за Рейном.

    3. Интерес Л.Г. Николаи к культуре и литературе Швеции.
    Л.Г. Николаи, происходившему из шведской дворянской семьи, не могла быть не интересна культура и литература Швеции. Надо заметить, что культура и литература Швеции 18 века намного меньше изучена, но сведения на эту тему можно почерпнуть из источников, посвященных истории Швеции.
    Культура и литература Швеции XVIII в. находилась под влиянием просветительских идей, проникающих в страну из Англии и Франции. Интерес к наукам все возрастал, возникали различные научные общества — Королевское ученое общество в Упсале (1710 г.), Королевская академия наук в Стокгольме (1739 г.), в стенах которых работали шведские ученые с мировыми именами- в области химии и минералогии Бергман, Кронстедт, Сведенборг, Шееле, в физике и астрономии Ретциус и Цельсий, в математике Клингеншерн, в зоологии и ботанике — Линней и Артёди.
    Для большинства представителей шведского Просвещения ха¬рактерен рационалистический подход к действительности, за ис¬ключением, пожалуй, лишь Э. Сведенборга (1688-1772 гг.), который с 1736 г. создает свое мистическое учение о «перевоплощении душ». На своих соотечественников Сведенборг не оказал заметного влияния, хотя в XIX в. некоторые черты его философии нашли отражение в творчестве К. Л. Альмквиста и А. Стриндберга. Значительно больше распространилось его учение в Англии и Америке, где и поныне существуют христианские секты сведенборгианцев ( «Новая церковь», или «Новый Иерусалим»).
    Наибольшее признание заслужил другой представитель швед¬ского Просвещения — Карл Линней (1707-1778 гг.) — творец классификации растений и животных с бинарной (двойной) но¬менклатурой. Линней был первым президентом Королевской академии наук, почетным членом академий многих стран, в том числе и России. Вначале у Линнея преобладал метафизический взгляд на природу, но с годами он стал допускать возможность появления новых видов. Ф. Энгельс придавал большое значение выска¬зываниям Линнея в пользу изменчивости видов. В историю литературы Линней вошел как автор путевых очерков, которые стали образцом шведской прозы в этом жанре.
    Идеи Просвещения налагают отпечаток на весь литературный процесс с 30-х годов XVIII в. С 1737 по 1753 г. на сцене театра Больхюсет в Стокгольме ставит национальные пьесы первая националь¬ная труппа актеров.
    В поэзии и сатире преобладает дидактическое, морализирующее начало, абстрактные размышления о житейской мудрости и пользе знаний, о вреде человеческих слабостей. Характерны оды, нравоучительная поэзия, эпиграммы и т. д. В 1753 г. по почину короле¬вы Луизы Ульрики литераторы и другие деятели искусств объединились в стокгольмском Обществе изящной словесности (существовало до 1782 г., затем при Густаве III в 1786 г. восстановлено).
    Наиболее ярким и многосторонним представителем шведского Просвещения был уже названный У. Далин (1708- 1763 гг.). Отстаивая в теоретических работах принципы французского классицизма, он сам не всегда придерживался их. Огромную популярность приобрел его общеобразовательный еженедельник «Шведский Аргус» (1732-1734 гг.), следовавший образцу английских журналов Аддисона и Стила. В «Шведском Аргусе» затронуты и подвергнуты критике самые разнообразные области жизни, начиная от мод и кончая политикой, экономикой, религией и ли¬тературой. Особенно зло высмеивались педантизм в науке и ханжество в религии. В аллегорической сатире Далина «Сага о лошади» (1740 г.) история Швеции представлена в виде басни о лошади Гролле и ее хозяевах.
    Литературный процесс второй половины XVIII в. связан главным образом со Стокгольмом. В середине века благодаря творчеству стокгольмского литературного кружка «Орден мыслителей» рождается шведский сентиментализм. Душой кружка была поэтесса X. Ш. Нурденфлюкт (1718- 1763 гг.), впервые в шведской литературе поднявшая вопрос о пра¬ве женщины на образование и творческую деятельность. Другими представителями кружка были Г. Ф. Юлленборг (1731-1808 гг.) и Г. Ф. Крейц (1731-1785 гг.). Первый находился под влиянием идей Руссо о благотворном воздействии природы на человека. Пессимистическое отношение к городу и ненависть к политической коррупции в Швеции 60-х годов XVIII в. отразились в сатирах Юлленборга «Презритель мира», «Беды человека» и баснях, где заметны следы влияния Эзопа и Лафонтена.
    Период поэтиче¬ского творчества Крейца.- шведского дипломата и даже министра иностранных дел — недолог. Он автор нескольких пасторалей, мастер эмоциональных описаний природы. Наиболее известна его пастораль «Атис и Камилла» (1761 г.).
    В 70-80-х годах XVIII в.- так называемый густавианский период в истории и культуре Швеции — распространяется «академический стиль» в литературе, французский классицизм торжествует во всех искусствах, а галломания — в быту. В 1786 г. по примеру Французской академии Густав III учредил Шведскую академию, в задачу которой входила и организация кон¬курсов на лучшее литературное произведение.
    При Густаве III крайне оживляется также театральная и музыкальная жизнь столицы. В 1773 г. открывается Королевский оперный театр, а с 1788 г. ведет свою историю Королевский драматический театр, где наряду с французскими пьесами все чаще ставятся произведения национальной драматургии.
    Наряду с «густавианским» академическим течением развивается и народное театральное искусство, представленное труппой Стенборга. Пьеса «Праздник после сенокоса, или Королевские управляющие» Энвальсона имела тогда успех, сравнимый лишь с успехом «Вермландцев» — музыкальной народной драмы XIX в.
    Особое место в литературе этого периода занимает творчество самобытного певца стокгольмской богемы и бедноты К. М. Бельмана (1740-1795 гг.), мастера жанровой поэзии, импровизатора, сочинителя музыки к собственным произведениям и, наконец, их исполнителя под звуки цитры. Многое в творчестве Бельмана роднит его с Бернсом, Бюргером и Беранже. Основные его произведения — «Песни Фредмана» и «Послания Фредмана».
    С 1901 г. три шведских государственных учреждения — Шведская академия, Каролинский медико-хирургический институт и Королевская академия наук — присуждают ежегодно 10 декабря четыре международных Нобелевских премии (из процентов на капитал, завещанный шведским промышленником и изобретателем А. Нобелем и управляемый так называемым Нобелевским фондом). Однако присуждение премий по литературе подчас определяется политическими симпатиями консервативных кругов.
    Шведская литература позднего Просвещения опирается на многообразную предреволюционную культуру Европы второй половины века и распадается на два главных направления. Первое из них — рационалистическое — находится в основном под влиянием идей французских энциклопедистов и наиболее ярко представлено в творчестве Ю. X. Чельгрена (1715-1795 гг.). Редактируя газету «Стокгольме постен», Чельгрен открыто нападает на лютеранскую церковь, ведет решительную борьбу и с последователями мистики Сведенборга. В поэме «Враги света» (1792 г.) Чельгрен приветствует Французскую революцию, беспощадно бичует ее врагов у себя на родине, но опасается, что «пожар» революции ненароком спалит и разум, т. е. идеи Просвещения. В конце жизни Чельгрен несколько отходит от канонов французского классицизма, тем самым предвещая шведский романтизм.
    Наиболее последовательным писателем-классицистом был К. Г. Леопольд (1756-1829 гг.), автор риторических од, поэтических писем, дидактических поэм и драматических произведений. Членом Шведской академии он стал за свой прозаический трактат «Речь о гении и вкусе».
    Последовательницей позднего Просвещения была и А. М. Леннгрен (1754-1817 гг.), автор социальных сатир и многих идиллий, написанных под влиянием идей Руссо, в духе сентиментализма. Наиболее характерна ее идиллия «Мальчишки», где выражены не только собственные социальные взгляды поэтессы, но идеология третьего сословия вообще. Реализм ее идиллий и сатир делает Леннгрен наряду с Бельманом «самой шведской» поэтессой XVIII в.
    Второе — эмоционально-бунтарское — литературное направление с чертами немецкой поэзии «бури и натиска», представлено прежде всего творчеством Турильда и Лиднера. Турильд (1759-1808 гг.) — наиболее последовательный сторонник буржуазной революции. За революционные мысли, высказанные в прозаическом трактате «О свободе всеобщего разума», он был осужден на четырехлетнее изгнание. В  «Песнях в готическом духе» Турильд воспевал революционное прошлое своего народа. Однако в его творчестве встречаются и реакционные идеи, связанные с его философским идеализмом и своего рода крестьянским консерватизмом. В историю шведской литературы Турильд вошел как автор работ по эстетике, объявивший войну классицизму. Там впервые были сформулированы и основные принципы революционного романтизма.
    Теоретические постулаты шведского предромантизма нашли свое воплощение в творчестве Б. Лиднера (1757-1793 гг.), главным образом в его трагедиях и поэзии. Лиднер — первый шведский поэт, широко признанный и переведенный еще при жизни на многие европейские языки.
    К концу XVIII в. относится начало творческого пути Ф. М. Францёна (1772-1847 гг.). Его абстрактная поэма «Лик человека» (1793), опубликованная Чельгреном в «Стокгольме постен», стала своего рода отправным пунктом шведского романтизма XIX в. Наиболее известна его поэма «Гимн Крейцу», в первом варианте которой Францён отрекается от классицизма ради романтической.
    Начало XIX столетия — переломная эпоха в истории шведской литературы. Бурные события в политической жизни страны и всей Европы, проникновение в Швецию новых философских и эстетических идей, прежде всего из Германии и Франции, обусловили кризис шведской просветительской идеологии. Классицизм упорно сопротивлялся. «Густавианские» традиции в первой трети XIX в. живы в публицистике и лирике Леопольда, а также более молодых поэтов — Франца Микаэля Францёна и Юхана Улофа Валлина (1779-1839 гг.), хотя в их творчестве и возникли настроения, характерные для сентиментализма. Но ведущим направлением в литературе Швеции становится романтизм. Его приверженцы именовали себя «новыми романтиками» отличие от «старых», средневековых мистиков). Хотя в стане романтиков отсутствовало четкое идейно-эстетическое размежевание, шведский романтизм не был единым литературным течением.
    Консервативно настроенные романтики группировались вокруг журнала, который редактировал Пер Даниэль Аттербум (1790-1855 гг.). Здесь печатались поэты и драматурги Лоренцо Хаммаршельд (1785-1827 гг.), Карл Фредерик Дальгрен (1791 -1844 гг.) и др. Они сумели освободить шведскую литературу от сковывающих канонов классицизма, и в этом их заслуга. Но они утверждали приоритет чувства перед разумом. В их творчестве преобладали фантастические и сказочные мотивы.
    Талантливейший Аттербум писал сильным и красивым музыкальным стихом, но в основном варьировал сюжеты, уже разработанные в литературе западноевропейского романтизма. В творчестве Аттербума абсолютизируется романтическая фантазия. Главной темой наиболее известного произведения Аттербума — драматической поэмы «Остров блаженства» (1824- 1827 гг.) — оказывается воспевание романтической любви. В одной из частей этой поэмы Аттербум высмеял идеи Французской революции и республиканский строй.
    Пессимизм и увлечение мистикой окрашивают творчество Эрика Юхана Стагнелиуса (1793- : 1823гг.). В эпической поэме «Владимир Великий» (1817 г.), рассказывающей о любви русского князя к византийской принцессе Анне и о крещении Руси, Стагнелиус идеализировал христианское средневековье.
    Консервативно настроенным романтикам противостояли члены так называемого Ётского союза — писатели-романтики, объединенные вокруг журнала «Идун» (1811-1820 гг.). Предметом их поклонения было не европейское средневековье, а дофеодальное героиче¬ское прошлое скандинавских народов, древний патриархально-крестьянский демократизм. «Ёты» старались черпать вдохновение прежде всего в древнескандинавской литературе — «Эдде» и сагах. Хотя «ёты» полемизировали с просветителями, им не чужды культ разума, ясность изложения. Впрочем, и среди «ётов» находились политические консерваторы. Таков Пер Хенрик Линг (1776- 1839 гг.), плодовитый стихотворец и драматург, сочинивший множество поэм и пьес. Иным был творческий облик поэта, историка и философа Эрика Густава Гейера (1783-1847 гг.). В первый период своей деятельности Гейер с консервативных позиций защищал идею сословной монархии и выступал противником французской революции. Однако впоследствии Гейер перешел на позиции демократического либерализма и даже утопического социализма. В этом смысле стихотво¬рения Гейера, печатавшиеся в «Идуне», такие, как «Родина мужей», «Викинг», «Последний воин», «Свободные пахари», представляют значительный интерес. В них воспевается дофеодальная эпоха в истории Швеции, возникают образы цельных, мужественных людей — храбрых воинов и патриархальных земледельцев. Гейер — один из создателей балладной традиции в шведской романтической лирике. Он был видным теоретиком «ётов» и оказал воздействие на эстетические взгляды крупнейшего шведского поэта-романтика Эсайаса Тегнёра (1782-1846 гг.).
    Э. Тегнер, писатель энциклопедической образованности, в своем творчестве синтезирует художественный опыт и романтиков, и просветителей. Сын бедного деревенского священника, сумевший благодаря выдающемуся дарованию и личной энергии получить образование и стать профессором Упсальского университета, Тегнер в 10-е и первую половину 20-х годов XIX в.- либерал и даже демократ. Славу национального скальда Швеции он заслужил своей патриотической и философской лирикой. Тегнер прославлял любовь к отечеству и ненависть к тирании, но вооруженная борьба для него — только печальная необходимость, путь к достижению счастливого мира ( «Военная песнь народному ополчению в Сконе», 1809 г.). Поэт почитал Наполеона как врага Священного союза и Карла XII как воина, наделенного добродетелями, которых лишены современники-филистеры (стихотворения «Герой», 1813 г.; «Проснувшийся орел», 1815 г.). В основу сюжета байронической поэмы «Аксель» (1822 г.), главный персонаж которой, сподвижник Карла, погибает, любя прекрасную русскую девушку, положен романтически осмысленный трагический конфликт любви и долга. Поэзию Тегнёра характеризуют ясность и прозрачность мысли, образность и музыкальность, композиционная стройность и пластичность. Если в отражении шведских романтиков реальный мир обретал эзотерический «потусторонний» отблеск, то у Тегнёра все претворено в плоть и кровь «посюсторонней» действительности. Тегнер положил начало высокой риторической традиции в шведской гражданской лирике.
    Поэма Тегнера «Сага о Фритьофе» (1825 г.) по праву признана шедевром поэта и возведена в ранг национального эпоса Швеции. Поэма, одухотворенная, по словам В. Г. Белинского, «бурным, гордым вольнолюбием», пронизана «идеей правды, любви н всего, чем гордится человечество». Литературным источником поэмы послужила древнеисландская романическая сага. Тегнер сохранил ее специфический колорит, сдержанность в описании страстей, благородный лаконизм, но смягчил тон в духе сентиментализма и со¬знательно ввел анахронизмы. Герой поэмы, благородный, бесстрашный, побеждает сопротивление знати и достигает заветной цели.
    Шведская литература не могла остаться без внимания Л.Г. Николаи, который был очень восприимчив ко всем явлениям культуры своей эпохи. Заметим также, что изучение шведской литературы и ее связи с другими европейскими литературами представляет огромный интерес для дальнейших исследований.

    Заключение.
    В каждом городе есть люди, которые подарили ему часть своей души. И даже сейчас, отмечая 270-летие со дня рождения Людвига Генриха Николаи, мы чувствуем, что прекрасный мир Николаи освещает нашу жизнь, делает ее более богатой и одухотворенной. Стремление все больше и больше узнавать о человеке, ставшем символом нашего города, открывает перед нами, людьми 21 века, все новые и новые грани этой удивительной личности.
    Работа над исследованием по теме «Людвиг Генрих Николаи и писатели и поэты 18 века» не только помогла разобраться во всем многообразии философских и литературных течений 18 — начала 19 века Германии, Швеции и Европы вцелом, но и позволила соприкоснуться с богатым внутренним миром Л.Г. Николаи, узнать о близких ему по духу писателях и поэтах, понять, что он ценил в литературном произведении, какие идеи вдохновляли его на создание собственных творений.
    Список использованных источников.
    Литература.
    1. Глазкова О.М. Театр в окружении Л. Николаи.
    2. Жирмунский В.М. Из истории западноевропейских литератур. — Л.: 1981
    3. История зарубежной литературы 18 века. — М.: «Академия», 1999, с. 5-18, 226-307.
    4. История Швеции.
    5. Неустроев В.П. Немецкая литература эпохи Просвещения. — М.: 1958.
    6. Николаи. Заметка. Воспоминания о Лафемьере и Николаи. — «Русский архив», 1892, книга 1, вып. 3, с. 334-336.
    7. Тураев С.В. Введение в западноевропейскую литературу 18 века. — М.: 1962.

    Взято из реферата (Киркирекова Регина)
     
    Мопс и луна

    Однажды ночью толстый грузный мопс
    Прогулку совершал. Луна светила,
    Мопс ковылял вперёд. Вдруг преградила
    Ему канава путь. Он прыгнул — хопс!

    Но… перепрыгнуть ров, увы, не смог,
    Поскольку был инертным, неумелым, -
    И рухнул всем своим тяжёлым телом
    На дно канавы, поцарапав бок.

    Когда же, в результате, удалось
    Ему спастись и выбраться наружу,
    В тот самый миг весь город был разбужен
    Злым, громким лаем. Это лаял мопс.

    Но, на кого, простите? — На луну! -
    Луна, по мненью мопса, виновата
    В его паденьи, ибо маловато
    Давала света! С этих пор войну

    Мопс объявил луне: лишь ночь придёт,
    Выходит он и так усердно лает,
    Что иногда и сам не замечает,
    Что голос сел, и вспучился живот.

    А что ж луна? Рычит ему в ответ?
    О нет! Она о том, что существует
    Какой-то мопс — не знает и, дрейфуя
    Средь звёзд, бесстрастно льёт на землю свет.

    Людвиг Генрих фон Николай

     

    31.05.2008

    Комментарии

    Добавить комментарий

    ФИО: 
    E-mail: 
    Тема: 
    Комментарий: 
    Оценка:   
     
     
     
     
     
    Код подтверждения:

    Найти:


    Материалы сайта разрешается использовать в соответствии с лицензией GNU FDL
    Наше видео на rutube

    Яндекс.Погода

     

    Разработка vbrg.ru на HostCMS
    хостинг провайдер